ГЛАВНАЯ | ПЛАН | ШКОЛА | О клубе ТАКТ | Люди | Библиотека | ТАКТика | СCЫЛКИ | ПЕСНИ | FOTO | БОРТЖУРНАЛ
Томск.Рейтинг сайтов
ИЗДАНA КНИГА о ТАКТе
ТАКТ. . Трансалтайский переход или галопом по Алтаю

ТРАНСАЛТАЙСКИЙ ПЕРЕХОД ИЛИ ГАЛОПОМ ПО АЛТАЮ

Ты помнишь, как все начиналось? Сначала было слово. И породило оно идею. Та, попав в благодатную почву, получила развитие и стала планами. И строились они, и менялись, и рушились. И вновь возводились. Прошли они сквозь череду сомнений, поисков и разочарований. Наконец, получив четкую концепцию, потребовали планы своего осуществления. Вот здесь и началось дело. Так слово и стало делом.

А слово было Анькино. Оно прозвучало вполне обычно, как и большинство других. Да, собственно говоря, и не смог я вычленить это волшебное слово из разговора: "Я бы сходила в пеший поход. В какую-нибудь троечку или четверочку. В горах?" Было много сказано до и много - после этой фразы. Но остальное как-то ушло. А это - осталось. Почва была благодатная. Меня и самого тянет на большие перегоны, а концепция: один поход - один район мало устраивает. Всегда хочется большего. Вот и появилась идея одним походом зацепить три отдельных ходовых района.

Планов, надо сказать, было громадье. Часть из них удалось осуществить. Хотя с самого начала похода некоторые участники с очень большим скепсисом отнеслись к большой идее. В результате скептик ушел вниз, забрав с собой дядю Вову. А мы впятером, движимые тягой к новым зрелищам и ощущениям, двинули по Алтаю.

Наверное, все-таки стоит начать с дороги. Не было в ней ничего необычного. Все как всегда: поезд, машины, машины? В Бийске встретил Иван Замчалов, мы через него четыре года заезжаем по Алтаю. Сделал скидку 300рублей. "На пиво",- как он выразился. На самом деле деньги потратили на мед, взяв с собой полторашку. Бухгалтерша из их конторы начала бухтеть, что в зоопарке тигров не докармливают, а бухгалтерам денег не додают. Иван ей: "Да это те, что зимой в -52?" Наверное, это аргумент. Или страшная сказка для них. Но все равно приятно, помнят люди. Хорошо, хоть детишек нами пока не пугают.

В Тюнгуре поспали часа 3. Поздно приехали. И рано подняли соседи- иностранцы, истошно вопящие что-то друг другу. Как-то приумолкли они, когда мы полезли из палаток. Наверное, хмурые взгляды не способствуют восторгам. Пока готовился завтрак, нашли машинку, забросившую нас по Кучерле до второго моста.

И поползли под ногами километры, пыльные и жаркие. Погода - как в Средней Азии. Сверху солнце, снизу пыль, кругом кузнечики надрываются. Заходишь в тень- то коряга, то поваленное дерево под ноги бросается. Приходится обратно с рюкзаком выползать. Так и шли по солнцу два с половиной дня, пока свой перевал не увидели. Сверху повеяло прохладой и дождем. (Дождь шел 11 дней, 4 из них - почти не переставая).

Ну подошли под перевал. Для разминки первый был 2Б. Ага, три дня разминались. Не зря девчонки потом запели: "Хочу я "единичку А" ". Единственный перевал, на который было 5 описаний разных групп на 16 листах. Он стал хитом похода. Перевал Урусвати. Ходится через вершину. В туре на вершине - картина Рериха*, посвященная своей жене "Урусвати - Держательница мира".

Не знаю, как мир, но перевал с вершиной Урусвати держит железно своей женской ручкой.

*Держательница мира- посвящена жене Е.Рерих "Под многоразличными покровами человеческая мудрость слагает все тот же единый облик Красоты, Самоотверженности и Терпения. И опять на новую гору должна идти женщина, толкуя близким своим о вечных путях"

На подъеме к Томским стоянкам встретили Ольгу Варламову. Проявлению бурных восторгов помешал неслабый вес рюкзаков, проливной дождь, стекающий с капюшона за шиворот и ледопад, на котором встреча и произошла. Надо сказать, встречи ждали долго- 2 дня. Потом перестали, т.к. на Кучерлинском озере Ольги не было. Но девизом первых двух дней было: "Вперед, там Варламова! Она накормит!" "Ну не накормит, так хоть обогреет",- вздыхали девчонки. Радовало то, что мы ее вообще увидели. Перекинулись парой фраз и двинулись дальше.

На перевале Делоне был дождь и гирлянды промокших коллег из разных городов, засыпающих друг друга ледяным крошевом из-под кошек. Для поднятия духа навесили свои перила. Толпы паломников к священной горе оставили свои нагретые места на Томских стоянках, и, не смотря на дождь, двинули наверх. Есть подозрение, что это мы их взбаламутили. Правда, большая часть их осела на Сковородке на Менсу, потерявшись в тумане. С нашего перевала Большое Берельское Седло ( ББС ) их хорошо видно было. Все 2 дня. В редких разрывах облаков. И лагерь из 2-х палаток превратился в табор из 12.

Руководствуясь правилом "Мой дом - моя крепость", установили палатки, возведя крепостные стены с трех сторон по самые коньки. Выглядело надежно. До самого утра. Теплая погода, дождь и постоянный ветер с туманом с казахской стороны разрушительно подействовали на фортификационные сооружения. Стены истончились вдвое, между кирпичами пролазила рука. Решив, что стены не ремонтопригодны, покрепче замуровали оттяжки палаток. А вот ров не прокопали абсолютно напрасно. К обеду поплыли. Вова Могилев со вздохом проковырял дырку в дне своей палатки. Туда с журчанием и ушли набегающие воды.

 

На Белуху пытались выйти в 3 утра. Шел дождь. В 4 встал дежурный. Шел дождь. В 7 прошли Белухинские стоянки, наблюдая замерзших альпинистов, пляшущих вокруг своих палаток. В цирке Белухи нас придавило тучкой. 30м - не видимость. Чтобы не потеряться, сели под полиэтилен, чувствуя друг друга спинами. Через час с небольшим превратились в большой сугроб. Еще 10мин. обсуждали перспективу остаться там жить. Но внизу нас ждало много вкусного, о чем намекал Серега, а здесь только перекус и возрастающая лавинная опасность. Победил Артамонов. Он и потащил первую связку вниз, почти по колено топча свежие сугробы. Уже родной ББС встретил дождем. Макс с дядей Вовой собрались домой. Одного ждал Сахалин, другого катер в Томске. А мы остались набираться сил для новых подвигов. Набирались часа 3. Когда даже Артамонов устал спать, пошли смотреть слайды. Это стоишь на открытом месте, и смотришь в окружающую белую пелену. Появляется окошко- кусок синего неба. Следующий слайд- склоны пика Берельского? вершина Делоне? лагерь на Сковородке? И постоянно шумят лавинки и камнепады, с интервалом от 3 сек. до 2минут, создавая своеобразное звуковое сопровождение.

Именинникам, оказавшимся в походе, подарили по перевалу, пройденному в дни рождения. Вове - ББС, Аленке - Орочаган. Хотели Аленке еще подарить речку с таким же названием, но не успели всю пробежать до ночи.

На реке Коксу наладилась погода, чего нельзя было сказать про Вовин фотоаппарат. Хваленая японская техника захлебнулась в сырости. Вместе с солнцем появились верблюды. Наверное, нас с рюкзаками приняли за родственников. Пытались догнать нас, потом передумали. Хозяева верблюдов в 3км. ниже налили нам сметаны и айрана.

Степь Самаха разрушила детские представления о степях. Далеко не ровная местность, довольно часто пересеченная клиньями леса. И с двух сторон горы. Но тем не менее, стоило заложить крюк в 50км, чтобы посмотреть на это.

Южно - Чуйский хребет, маячивший перед глазами трое суток, прошли почти транзитом.

 

С трепетом поднялся на высшую точку района - Иикту. Красивейшая гора, стоявшая у меня перед глазами 6 лет, абсолютно не разочаровала. Виды, открывающиеся сверху, достойны восхищения. Видна часть Монгольского Алтая, Северо-Чуйский хребет, весь здоровенный Талдуринский ледник. И Ольги, сверху выглядевшие как здоровые холмы. Плотный туман, стоявший с другой стороны хребта, не дал возможности посмотреть на Катунский район, откуда мы пришли. А впереди ожидал нас Северо-Чуйский хребет, к окраинам которого сбежали мы за полтора дня.

На Карагемовской поляне погрелись на солнышке, перебрели Карагем и двинули наверх. Броды всегда оставляют множество впечатлений, причем не всегда положительных. Бродили мы часто. По щиколотку, по колено и по пояс, в одиночку и парами. Карагем брели впятером. Боялись, что унесет. Время было после обеда, а ночевать на переправе не хотелось. Вода шла большая, место переправы искали долго. В конце концов решили, что выбранное место не хуже других. Разулись, разделись, и побрели. Заодним освежились до ломоты в ногах и до дрожи.

На ночь встали неожиданно. Было еще рано и тепло, когда Вова поскользнулся на бревне через приток Абыл-Оюка. Пока Вова выделывал кульбиты, перелетая с одного бревна на другое, раскидывая телескопические палочки, успели скинуть рюкзаки и ломануться к нему. Благо, на втором бревне остановился сам, помощь не понадобилась. В тридцати метрах от гимнастической переправы встали на биваке. Обилие хвороста поразило и озадачило одновременно. Толи люди здесь перестали ходить?

Следующая ночевка выбиралась тщательно. Вообще-то, надо было уходить на лед под перевал, но так не хотелось расставаться с теплом! Решили встать под ледником. Серега нашел прекрасную площадку под скальной стенкой. Чистая, ровная, не дует. Вид, опять же, красивый открывается. На стенке только камни кое-где висят.

Стоим, препираемся, хотя рюкзаки уже все стащили на площадку. И все здесь же сидят, поглядывая на нас. Ну не нравится мне она. И тут повело. Несильно так повело почву, как легкое головокружение. Землетрясение. Накаркали. Если учесть, что стояли мы на скальнике, облизанном ледником, стало жутковато. Не упал ни один, даже мелкий, камешек. Но мы ушли вниз. На галечные террасы, намытые ручьем. Было прохладно, дул ветер, под палатку затекал ручеек. Мы ровняли площадку, копали канаву, строили запруду. И ни одному не захотелось на теплые и гладкие скалы.

На гору Машей мы не сходили. Шел 23 день. Было холодно и ветрено, гребень прятался в тумане. А нам уже хотелось вниз. На травку. Куда мы и подались с перевала Надежда. На выходе нас встретило буйство красок. В верховьях Маашея уже осень. Кустарник от темно- зеленого до бордового, трава уже желтеющая, и почти спелая брусника. Жаль, недолго.

Вышли к трассе. Садимся в 300м от дороги.

Сидим. Я, изображая ПВО-шника, пытаюсь палкой сбить саранчу, летящую к границе с Монголией. Из-под рюкзака это сложно. Идет автобус. - Кош-Агачский, наверное.

Ну все, спешить некуда. Саранча облетает меня, участники сели вне моей досягаемости. Скучно. Идет второй автобус. Та-а-ак. Это, должно быть, Улаганский. Приехали на сегодня. Рейсовые кончились.

Через 3км. на трассе троих отправили на попутке до Акташа. Остались с Серегой. Останавливается корейский грузовик. Забираемся в пыльный кузов. Начинаем ржать: 2 года назад, выходя к Бишкеку, отправили группу на такси - на Мерседесе. Сами уехали на КРАЗе. Сейчас группа уехала на 99-м Жигуленке, мы на грузовике Атлас. "Тяжелым мужикам - тяжелую технику"- это я про наши характеры. Тем не менее, на этом грузовичке мы уехали до Бийска, подобрав в Акташе уехавших раньше товарищей. Из Бийска на следующий день на трех автобусах к вечеру добрались до Томска. Нам фантастически везло на пересадках. Доставались почти последние билеты на отходящие автобусы. Вот так и завершали мы наш почти 300-километровый поход.

Смолин Андрей


Газета ТАКТика > Трансалтайский переход >
ГЛАВНАЯ | О клубе ТАКТ | Библиотека | Люди | ТАКТика | Ссылки | ПЕСНИ | FOTO | БОРТЖУРНАЛ | Форум.ТКТ taktweb@mail.ru
На главную
Rambler