ГЛАВНАЯ | ПЛАН | ШКОЛА | О клубе ТАКТ | Люди | Библиотека | ТАКТика | СCЫЛКИ | ПЕСНИ | FOTO | БОРТЖУРНАЛ
Томск.Рейтинг сайтов
ИЗДАНA КНИГА о ТАКТе
ТАКТ. . Эльбрус 2007

ЭЛЬБРУС 2007

Лучше гор могут быть только горы,
на которых еще не бывал
В.Высоцкий

21 апреля. Кавказ. Перед нами поселок Терскол и ослепительные вершины, с серебрящимися на солнце многометровыми шапками снега и льда. Позади - перелет Южно-Сахалинск - Москва и Москва - Минеральные воды, а потом трехчасовая поездка на автобусе до самого начала Баксанского ущелья.


Главный Кавказский Хребет

Именно так наша группа под руководством Григория Войкова (г.Томск) начала свой поход, имеющий своей конечной целью восхождение на высшую точку Европейского континента гору Эльбрус (5642 метров), с поднятием флагов Сахалинской области, клуба ТАКТ и магазина <СнаRяга>.

В походе принимали участие пять человек: трое томичей - Сергей Артамонов, Дмитрий Пичугин, Григорий Войков и двое сахалинцев - Анна Войкова и Виктор Саламатов.

Коллектив подобрался превосходный - с различным опытом походов, неутомимым чувством юмора и потрясающей способностью смеяться надо всем, и даже над тем, что далеко не всегда попадало под категорию шуточного. Это способствовало нормальной акклиматизации, которая заняла у нас всю первую неделю.

После быстрой разведки находим вполне пригодную двухэтажную квартирку, с газом и горячей водой, за вполне сносные сто пятьдесят рублей с носа в сутки, и решаем, что она вполне сгодится в качестве нашего постоянного <штаба>. А замечательные виды во все стороны лишь подтвердили правильность нашего выбора.


Посёлок Терскол

22 апреля - день рожденья В. И. Ленина, мы посвятили разведке местности, закупке газа (балоны Primus Power Gas в местном филиале АльпИндустрии) и продуктов для восхождения, а также знакомству с национальной кавказской и кабардино-балкарской кухней, которая оказалась просто превосходной и к тому же сравнительно доступной. Кроме того, Димке Пичугину пришлось ехать в аэропорт Минеральные Воды получать груз, так как наше снаряжение (40 кг), отправленное из Томска заранее, не успело прилететь в день нашего прибытия. Вот тебе и S7... Однако необходимо отметить, что эта авиакомпания предоставляет услугу бесплатного провоза горнолыжного снаряжения (20 кг на одного человека). Если учесть, что сноуборд весит 8-9 кг, то ещё остаётся 12 кг "халявного" груза, чем мы и воспользовались :)

Район Приэльбрусья привлекателен не только для альпинистов, но и для горнолыжников и сноубордистов. Причем наиболее отчаянных! Уже который год горнолыжный курорт Чегет является традиционным местом проведения чемпионата России по фрирайду, что привлекает к нему поистине мировой интерес. А если принять во внимание, что там в свое время катались и писали свои песни Юрий Визбор, Владимир Высоцкий и многие другие, то вы поймете, почему это место является своеобразной Меккой для альпинистов и горнолыжников.


пик Чегет (3769м.)

Но, хватит лирики! Следующие два дня, 23 и 24 апреля, было решено посвятить акклиматизации и восхождению на пик Чегет (3769м.) Погода совершенно не способствовала этому, но мы могли лишь посетовать на отсутствие условий для фотографирования и продолжить путь.

Первая часть маршрута абсолютно не претендовала на свою техничность, поскольку проходила прямо рядом с горнолыжной трассой, а на обеде мы не смогли устоять соблазну и решили пообедать в знаменитом кафе <Ай>, поскольку с набором высоты погода становилась только хуже. После обеда мы поднялись выше последней очереди канатной дороги и решили разбить лагерь на высоте 3100 метров.

Ночевка выдалась самой что ни на есть экстремальной - сильный ветер, снегопад и высота, все это как нельзя лучше способствовало акклиматизации. Погода не улучшилась и к утру, но, несмотря на это, было принято решение совершить попытку восхождения на Чегет. Но здесь нас ждал небольшой сюрприз. Несложный по летнему описанию маршрут, внезапно превратился в хорошую 2Б с реальной опасностью, нависающей в виде огромных снежных "карнизов", готовых съехать вниз в любой момент и увлечь за собой всю группу. Все это потребовало дополнительных мер для обеспечения безопасности, связки всех участников и попеременной страховки друг друга в некоторых местах.

Мы продолжали свой путь до обеда, пока вдали не мелькнула и тут же скрылась вершина, и нам не стало ясно, что до нее еще идти часа четыре, и мы просто не успеем вернуться в лагерь до темноты. А тут еще началась сказываться горная болезнь в народе именуемая <горняшка>, которая у меня лично проявлялась в приступах головной боли, которые к спуску в лагерь перешли в разряд постоянного ощущения <топора в голове> и тошноты. Замечу, что я на себе такого не испытывал никогда, даже за время пребывания на северном Тянь-Шане в прошлом году, а там все вершины были за 4000 метров. Видимо все это объясняется особенностями каждого района. Спустившись в лагерь, мы сразу же собрали палатки, рюкзаки и двинули вниз, до поселка Терскол, где все ощущения <горняшки> сошли на нет и я снова ощутил себя в норме.

25 апреля мы посвятили отдыху и катанию на лыжах и на сноубордах на Чегете, что по праву можно отнести к категории незабываемых впечатлений! Свежевыпавший снег, все ослепительно белое, несешься по "пухляку", на перегонки с ветром, а потом сидишь в кафе <У Визбора>, пьешь вкусный чай с черникой и обсуждаешь с ребятами планы о возвращении на Чегет на следующую зиму. Все дали обещание вернуться! Вечером нас ждали посиделки с замечательными москвичами Леной и Мишей, которые приезжают на Чегет по 4 раза в год и резко и неожиданно отличаются от привычного всем образа москвичей. Рассказываем каждый про свои места, вместе поем душевные песни под гитару, поднимаем тосты за Эльбрус и за Чегет и за друзей. Уже за полночь приходим домой.


Приют 11 (4060м.)

На 26 апреля у нас запланирована заброска рюкзаков, продуктов и газа в точку базового лагеря на Приюте 11 на высоту 4060 метров. И вот мы с уже собранными рюкзаками ловим машину, на которой доезжаем до поляны Азау, откуда начинается первая очередь канатной дороги на станцию "старый Кругозор" (3000м), а затем вторая очередь до станции "Мир" (3500м). С учетом тяжести рюкзаков и вспомниная наш дивиз "зачем напрягаться" :) мы принимаем решение подниматься дальше на местном такси - <ратраке>, до Приюта 11, а там оставить рюкзаки и на лыжах/сноубордах спуститься вниз.

Выгружаем рюкзаки, сдаем их на хранение местному Петровичу, получаем от него же последнюю информацию о том, что тут и как, слышим от него же неутешительный прогноз погоды на следующие дни. Встречаем ребят с Москвы, которые после обмена привычными <привет!>, <вы откуда?> огорошивают нас известием о погибшем пару часов назад польском альпинисте. Срыв с ледового <зеркала> над скалами Пастухова. Невесело: Спускаемся вниз до поляны Азау на лыжах/сноубордах, которые предусмотрительно захватили с собой, а вечером сидим в кафе, каждый по-своему размышляя о превратностях альпинистской судьбы. Вечер проходит в обсуждении вариантов восхождения, последних приготовлениях, заточке кошек и ледорубов ввиду последнего печального события, после чего ложимся спать.


Базовый лагерь на Приюте 11

27 апреля, утром завтракаем и выдвигаемся на поляну Азау, откуда решаем проехать первую очередь канатной дороги до станции Кругозор, а оттуда пешком добраться до Приюта 11 для хорошей акклиматизации. Сказано - сделано! Налегке за несколько часов поднимаемся на Приют 11, ставим лагерь, строим ветрозащитные стены, максимально готовясь к возможному ухудшению погоды. Кстати, надо сказать большое спасибо предыдущей группе, построившей "Иглу", которую мы с радостью приспособили для использования в качестве кухни.

Высота дает о себе знать, снова начинает болеть голова и организм всячески просит отдыха. Наконец ложимся спасть, запланировав завтра утром сделать акклиматизационный выход до скал Пастухова.

28 апреля. Берем кошки и ледорубы и идем акклиматизироваться до скал Пастухова, набрав высоту 4700м. Сидим на камне, пьем чай из термоса и внимательно рассматриваем ледяное <зеркало>, которое длится до самого начала траверса на седловину.


Восточный Эльбрус со скал Пастухова

Гриша говорит, что летом льда здесь совсем нет. Охотно верим, но, невольно поглядывая влево от тропы, где на камне лежат кошки в память о погибшем поляке, решаем завтра на обратном пути идти в связке и в обязательном порядке крутить буры.

Проходим немного вверх по льду и видим две спускающиеся человеческие фигурки. Идут медленно, надежно зарубаясь в твердый как стекло лед. Поравнявшись с ними, спрашиваем что там и как. Ребята дошли до седловины и повернули назад, на вершину не пошли - не хватило сил.

Стоим, разговариваем и вдруг видим... точнее слышим скрежет кантов по льду! Все в шоке, смотрим вверх и видим как вниз поворот за поворотом спускается человек. НА ЛЫЖАХ спускается, заметьте! По льду, на котором стальные кошки практически не оставляют следов. Притормозил рядом с нами, и, видя наши округленные глаза, сказал на английском, что зашел на Эльбрус за 8 часов без акклиматизации, что отнюдь не помогло нашим глазам прийти в норму. Не слыша каких-либо внятных комментариев от нас кроме как <мужик, ты крут!>, он добавил, что послезавтра поведет на Эльбрус группу альпинистов из Словении, посетовал на недостаток снега для спуска и был таков. Мы посмотрели, как он ловко проскочил меж камнями скал Пастухова, подумали про него каждые своё и тоже пошли вниз.

Вечером перестал идти снег, но поднялся сильный ветер, который разогнал облака в считанные минуты. Звезды у виска, красивые горы где-то внизу, а вверху западный и восточный Эльбрус, освещенные мягким лунным светом - красота, которой можно любоваться только высоко в горах. Но самое радостное для нас в этом расчистившемся небе, было осознание того, что гора зовёт нас к себе! И завтра мы попробуем воспользоваться этой возможностью. Легли спать, поставив будильник на 3 часа ночи. Спать оставалось 4 часа...

И вот 29 апреля. День, ради которого мы все сюда приехали. День, ради которого мы пролетели тысячи километров. Парадокс, но альпинистский день начинается ночью! :)


Тень от Эльбруса над Грузией.

Через 40 минут светает, и мы успеваем подойти под скалы Пастухова, откуда открываются захватывающие виды на освещенные рассветом вершины главного кавказского хребта. Только сейчас понимаешь, насколько огромен Эльбрус. На рассвете он отбрасывает свою тень даже на небосвод, оставаясь на нем темным треугольником.

Ветер с рассветом только усиливается и с вершины Эльбруса <развеваются> многометровые снежные <флаги>, которые сдувает с вершины. В шесть утра выходим на начало <зеркала>, где ветер становится настолько сильным, что склон кажется живым от поземки, струящейся по льду. Убираем камеры, застегиваем все, что застегивается, и начинаем затяжной подъем по <зеркалу>, шаг за шагом приближаясь к седловине между западной и восточной вершиной. Эта часть пути до седловины изначально считается самой сложной и опасной, поскольку любое неправильное движение ведет к возможности срыва со склона с финальным приземлением на скалы Пастухова или на ледник с его многочисленными трещинами, вполне официально именуемый <трупосборником>.

Стоит заметить, что Эльбрус вообще является вершиной с неявно выраженной опасностью. То есть при первом взгляде на него вы не увидите ни крутого гребня, ни отвесной скалы, ничего такого, что предвещает опасность. И, наверное, это и расслабляет многих участников восхождений на Эльбрус, приводя к трагичным последствиям. Основными сложностями являются высота и погода. И, что удивительно, высота на Эльбрусе переносится гораздо хуже, чем в других горных районах. К примеру, люди, ходившие на такие известные вершины как пик Ленина, Хан-Тенгри, утверждают, что восхождение на Эльбрус им далось тяжелее, чем на семитысячники.

И на самом деле, когда мы, наконец-то выползли на седловину, имеющую высоту 5300 метров, мы ощущали себя так, словно сил едва ли хватит на путь назад, не говоря уже о западной вершине, до которой осталось полтора часа ходьбы. Эти полчаса на седловине будут всегда в памяти, поскольку, сидя на рюкзаке, каждый из нас боролся с желанием повернуть назад, причем ты отчетливо понимаешь, что надо идти вверх, но тело твое отказывается принимать это решение.


на вершине зап. Эльбруса (5642м).

Наконец эта часть испытания позади (благодаря нашему руководителю) и мы продолжаем путь, причем у меня сложилось такое ощущение, что сильный ветер, так мешавший в начале пути, вдруг стал неоценимым союзником, толкающим в спину и словно говорящим: <Ну давай же! Осталось совсем чуть-чуть>. И вот впереди уже маячит вершина. Погода испортилась именно в ту минуту, когда мы преодолели последние метры. Видимость упала до минимальной, к ветру добавился снег, но мы, счастливые и уставшие, сидели на вершине, переживая каждый по своему. Фотографии на память, воспаривший в небо флаг Сахалинской области и путь вниз на седловину. Надо сказать, что определённую уверенность в том, что мы сможем спуститься вниз даже при плохой видимости, придавал GPS-приёмник Garmin. Он записывал наш путь от Приюта 11, и мы знали что не заблудимся на огромных ледовых просторах Эльбруса. Каждый из нас оценил полезность этого прибора в горах.

А потом спуск с седловины в связке по льду (крутя "промежутки"), который занял несколько часов. Со скал Пастухова связываемся с базовым лагерем по рации, докладываем, что спуск прошел успешно, все в порядке, скоро будем. И вот из снежной мглы вырисовываются наши палатки. Уставшие и счастливые мы падаем без сил. Все восхождение заняло у нас 12 часов. 12 часов практически непрерывной работы. 12 часов постоянного напряжения. Все это осталось позади! С глубоким чувством удовлетворения и чувством полностью выполненного долга пускаем по кругу бутылку <Дербента>, тепло которого разливается по всем жилкам уставшего организма. А потом сон...

30 апреля. Проснувшись на утро, мы понимаем, что над нами лежит порядка полуметра снега, выпавшего за ночь, и снег еще продолжает сыпать! Откапываем палатки, собираем лагерь, рюкзаки, и валим вниз:на ратраке! Спускаясь, приветственно машем руками и улыбаемся поднимающимся вереницам альпинистов из разных стран, еще не зная, что кому-то из них суждено погибнуть на Эльбрусе завтра.

И вот перед нами наш <штаб>, который тут же превращается в большой склад, где мы развешиваем наши вещи, палатки, веревки и все остальное снаряжение. Аня с хозяйкой жарят пирожки по местному балкарскому рецепту, а мы, устало вытянувшись наверху, вдыхаем запахи цивилизации и с нетерпением ждем первую партию пирожков. Потом идем в кафе, где празднуем наше успешное восхождение и такой же успешный спуск с горы, а потом уставшие возвращаемся домой, и засыпаем крепким сном человека, успешно прошедшего им же самим выбранные испытания.


Склоны г. Чегет. На заднем плане
г. Донгуз-Орун (4400м.)

1 мая. За ночь выпало свыше метра свежего снега, который мы тут же поспешили осваивать на склоны г.Чегет на лыжах и сноубордах.

2 мая. Весь день шел дождь, который нам пришлось переживать дома.

3 мая. Поднявшись на верхнюю очередь, мы помогли канатчикам откидать снег с подъемника, который засыпало по самые кресла, и, получив добро на бесплатное катание, самыми первыми прокатили по заснеженному склону, вычерчивая ровные дуги на белом майском пухляке. Открыли для себя новые трассы, поснимали отличное видео, прокатили несколько раз по северному куполу и умчались вниз по <доллару> на поляну Чегет: Внизу было тепло и ярко светило солнце, в лучах которого блестела ледяная шапка Донгуз-Оруна. А где-то еще ниже, буквально в получасе езды вниз по ущелью, в полном разгаре была весна!

Через 2 дня мы уже были в Домодедово, где пассажиры с некоторой опаской погладывали на наши огромные рюкзаки и не в меру загорелые физиономии. Прощаемся - ребята улетают в Томск, Аня улетает на Сахалин на следующий день, а я провожу в Москве еще 4 дня, поначалу с трудом свыкаясь с мыслью, что наша <Эльбрусиада 2007> закончена. Но мы туда еще вернемся!

Май, 2007 год.

Автор: Виктор Саламатов
Редакция, дополнения и вёрстка: Дмитрий Пичугин
Фото: Виктор Саламатов, Дмитрий Пичугин


Библиотека > Статьи Очерки Юмор > Эльбрус 2007 >
ГЛАВНАЯ | О клубе ТАКТ | Библиотека | Люди | ТАКТика | Ссылки | ПЕСНИ | FOTO | БОРТЖУРНАЛ | Форум.ТКТ taktweb@mail.ru
На главную
Rambler