Справочные сведения о походе



Маршрутная книжка № 0-33-01 выдана МКК г. Томска
Шифр МКК 170-00-55552050
Время проведения: 24.07- 6.08.2001г.
Район: Алтай, Северо-Чуйский хребет
Вид туризма: горный
Категория сложности: вторая
Количество участников: 12 (двенадцать) человек
Протяженность: 125 км.


Маршрут:

Пос. Акташ - р.Чуя- р. Маашей - пер. Нижн. Шавлинский (1Б) - оз. Бол. Шавлинское - оз. Верх. Шавлинское - пер. Орбита (1Б) - пер. Москвич (1Б) - р. Камрю - р. Карагем - р. Иолдо - пер. Карагем (н/к) - р. Джело - пер. Купол через в. Купол (1Б) - Ак-Тру - р. Ак-Тру - пос. Курай

Протяженность: 180 км.

Запасной вариант:

Пос. Акташ - р. Чуя - р. Маашей - пер. Нижн. Шавлинский (1Б) - оз. Бол. Шавлинское - оз. Верх. Шавлинское - пер. Абыл-Оюк (1Б) - р. Карагем - р. Иолдо - пер. Карагем (н/к) - р. Джело - пер. Купол через в. Купол (1Б) - Ак-Тру - р. Ак-Тру - пос. Курай

Протяженность: 125км.


Причины прохождения запасного варианта маршрута.

Причинами прохождения запасного маршрута послужило:
      1 отсутствие руководителя во время подготовки группы к походу, в результате чего группа готовилась фактически самостоятельно;
      2 во время подготовки к походу мало внимания было уделено физической и технической подготовке группы, в результате чего группа сильно растягивалась и скорость передвижения была крайне низкой;
      3 несколько неблагоприятные погодные условия (постоянный дождь, промокшие вещи, отсутствие возможности нормально отдохнуть) угнетающе действовали на участников.

В результате вышеперечисленных факторов было принято решение идти по запасному (или сокращенному) варианту


Состав группы


Фамилия И.О.

Год рождения

Место проживания

Тур. опыт

Должность

1

Смолин Андрей Александрович

1973

Усова 21/3 - 805

1-5 г.у, 1-3 г.р

Рук-ль

2

Князева Анна Анатольевна

1981

Говорова 22-25

3 г.у.
3 р.альп

участник

3

Павлов Дмитрий Сергеевич

1977

Светлый 1-28

4 г.у.

Зам. Рук-ля

4

Варламова Ольга Геннадьевна

1980

Мокрушина 16-13

1 л.у.

Завхоз

5

Лимарев Денис Алексеевич

1978

Лыткина 8

1 г.у.

Завснар

6

Варламов Алексей Геннадьевич

1978

Мокрушина 16-13

1 л.у.

Ремонтник

7

Ландль Галина Владимировна

1981

30 лет Победы 9-7

3 р.альп

фотограф

8

Глущенко Марина Сергеевна

1981

Учебная 19-34

3 р.альп

Участник

9

Бикмулина Елена Олеговна

1983

Вершинина 50-407

1 г.у.

Участник

10

Склярова Ирина Владимировна

1981

Дзержинского 6-2

1 л.у.

Участник

11

Милешина Юлия Евгеньевна

1978

Киевская 86б-37

1 г.у.

Участник

12

Хромова Наталья Викторовна

1976

Фрунзе 131/1-45

1 г.у 1лу

Медик



График движения гркппы

День

Участок маршрута

Ходовое время

Км.

Описание маршрута

Примечание

1

Пос.Акташ- слияние р.Чуя-Маашей- р.Маашей

5ч 50 мин.

 

По тропе до моста через Чую, далее подъем серпантином до плато. За плато кустарник с лиственничным лесом. Встали в 20 мин от плотины оз. Маашей Тропа хорошая

 

2

Р.Маашей-

5ч 10 мин

 

Тропа по левому берегу р. Маашей до л.Маашей, затем по моренным валам в цирк до последней зелени.

 

3

Пер.Н.Шавлинский- морена морена лед.

4 ч 50 мин

 

Подъем в связках по снегу, спуск по перилам. Проход ледника 20 мин, далее 1 час по моренным валам подъем на гребень морены до оборудованных площадок

Площадки хорошо выровнены, вода в кармане , стекает со склона река, затем теряется

4

Спуск к оз.Б. Шавлинское-оз.В Шавлинское

3ч 25мин

 

Тропа по гребню морены, затем спускается на травянистые поляны, небольшое озеро в 40 мин от Б.Шавлинского. До В.Шавлинского 50 мин

Стоянки выше В.Шавлинского озера

5

Подход к пер. Абыл-Оюк, полудневка

1ч 10 мин

 

Подход под ледник пер Абыл-Оюк по тропе

Прекрасные стоянки на морене между 2-х озер

6

Пер.Абыл-Оюк- лед.Абыл-Оюк-р.Абыл-Оюк

6ч 55 мин

 

Подход по леднику под перевал, подъем по осыпи, затем 70 м снег, далее опять осыпь. Спуск по снегу в связках. Далее по правому берегу до устья реки, затем по левому берегу

Ночевка на зеленке в 50 мин хода ниже озера, есть дрова

7

Р.П.Карагем- Б.Карагемская поляна

2ч 50 мин

 

Спуск по тропе до Карагемовской поляны

Есть дом, стоит юрта фирмы «Карагем»

8

Р.Иолдоайры-подход к пер.Карагем

3ч 10 мин

 

По автомобильной дороге

 

9

Пер.Карагем-р.Джело

1ч 40 мин

 

В цирке свернули левее а/дороги, спуск в долину Джело по травянистому склону, переправа напротив устья р.Тураоюк

 

10

Р.Тураоюк-пер.Купол-а/лаг. Ак-Тру

4ч 30 мин

 

 

 



      Маршрут не является принципиально новым, а технические описания присутствуют в городском клубе туристов, поэтому они опускаются.
      Читателю представлена несколько вольная интерпретация событий, которые успели произойти с группой за время похода.

1день. Поход начали под девизом «Ура, наши уехали!», благополучно забыв отдать 2-хместный спальник , получивший название «Эгоист». Оптимизм группы убывает прямо пропорционально пройденному расстоянию. Рюкзаки ничуть не легче только что законченной «тройки». Дает о себе знать преобладающее количество женского состава (2/1 или, если быть точнее, 8 к 4-м). Да еще так кстати присоединившиеся москвичи(Илья с Ириной), скрасившие наше многолюдное одиночество на протяжении 4,5 дней. До руководителя, пробежавшего 205 км за 15 дней, не доходит, что люди несколько не привыкли к весу рюкзаков и к горным условиям, поэтому первый день этот лось даже пытается челночить, помогая догонять отстающим. Группа растягивается сильно - за ходку 30 мин народ отстает еще на 40. После 5-го или 6-го челнока соображает, что шансов дожить до вечера остается все меньше даже у разгулявшегося организма. После этого немного сбрасывает темп. Теперь народ отстает всего на 30 мин. Обедаем на месте стоянки наших томских альпсборов, оставивших навесы и вытоптанную поляну. К вечеру встретили группу Берендеев, заканчивающих двойку. У нас все только начинается. Дойдя до какого-то очередного ручейка, группа рассыпается на поиски переправы (расходятся в разные стороны рук-ль и его зам, а остальные падают на рюкзаки). Через какое-то время один переходит вброд, второй по бревну. Народу больше нравится бревно. На другой стороне происходит встреча, почти как на Эльбе. Встретившийся парень пытался неуклюже отойти в сторону от большого рюкзака. Пришлось выйти на поляну, где начинается привычный ритуал знакомства. После пары вопросов чернявый кучерявый парень зачем-то начинает лезть на дерево. Создается впечатление, что напугался. Реальность оказывается куда банальнее. Вешает флаг клуба, на котором черным по белому вышито «БЕРЕНДЕИ» Парень оказался Димкой Сарычевым, собирающимся в четверку через несколько дней. Трепались минут 20, пока с разных сторон из кустов ползли переправившиеся участники. Похоже было на возвращение партизан после какого-то набега. На ночь встали в лесу, немного не дойдя до плотины озера Маашей. Тихо и тепло.

2-й день. За 50 мин дошли и поднялись на плотину. Красивейший вид при чудесной погоде, закончившейся на следующий день, оставил прекрасные воспоминания. Малость передохнув и поев шикши, так кстати попавшейся на подъёме, измазали соком руки, губы и колени. Продолжили продвижение вперед. Сказать, что побежали, было бы слишком сильно. Буквально из-под ледника уходим по гребню морены на набор высоты. Тропа идет рядом с речушкой, шумно ревущей в 20 метрах ниже. Несет приятную прохладу и ветерок, немного скрадывающие жару. Гребешок выводит прямо к озеру, из которого речушка и вытекает. На озере отдыхаем, долго наблюдая, как по гребню ползут букашки, медленно увеличиваясь, потихоньку превращаясь в наших отставших товарищей. Собравшись вместе, вяло обедаем. Аппетит, по-моему, остался только у руководителя, да еще у Анечки, пришедшей вместе с ним из «тройки». С озера за 2.5 часа уходим до последней зелени под морену ледника. Хорошие стоянки, тихий ручеек и множество шустрых пищух, как угорелых носящихся буквально рядом с палатками. Как ни странно, ни одна даже не покусилась на продукты. Хитом завхозской деятельности становятся большие печатные пряники с повидлом, вогнавшие рук-ля  в состояние, близкое к каталепсии. После тройки, когда в конце похода радовались случайно найденной картофелине, такое безобразие не могло оставить равнодушным. Душа затребовала вертолета. Еще одна из участниц, проявляющая материнскую заботу о товарищах, решила измучить руководителя и заместителя, с завидным упорством сохраняющих скорость, ночными разговорами, прерывая сновидения на самых неожиданных местах нелепыми вопросами. В результате она днем скорость сбросила. Но упорства не убавила. К ночи догнавшие москвичи встали неподалеку. Им невдомек, почему мы мучаемся с костром, когда можно приготовить на газовой горелочке. Хорошо им. А нас 12 человек.

3 день. Утро начинается обычно. Руководитель не может допустить, чтобы участники выспались нормально. Поэтому приходится вставать самому, после этого будить всех остальных. Попытка назначить дежурного ни к чему не приводит. Дежурный выползает только после команды командира. Добросовестный Димка к тому времени уже ставит воду на разогретые примуса. Собираемся 2 часа, стабильно. Усилия поторопить ни к чему не приводят. Через 2 ходки подходим к перевалу. Рук-ль показывает участникам соседние перевалы. На вопрос, а на какой пойдем мы, отвечает, что наш отсюда не виден вон из-за той кучи мусора, ссыпавшейся со склонов. На перевал поднимаемся пешком по снегу, даже не одев кошек и не связавшись. Огорченные сотоварищи требуют реванша. Наступает он совсем скоро. На спуске. Перевал Нижний Шавлинский. Ледовый склон. Справа большая осыпь. Начинаем спуск по осыпи. Пройдя 60 метров, первый участник чудом задерживается на льду, а эта самая осыпь благополучно съезжает вниз. По скалам идти в двойке как-то грустно, поэтому начинаем вешать перила по льду. Через некоторое время становится еще грустнее.  С нами двое москвичей, которых приходится наряжать в экстренном порядке. Раньше они занимались только треккингом, без каких бы то ни было приспособлений. Снимают обвязки двое: рук-ль и Дэс. Завязываем москвичей репами, после чего спускаем вниз. Народ шустро развешивается по трем веревкам. Нижняя как раз доходит до относительно безопасного места, где можно спрятаться за небольшой скальный выступ, а потом пешочком уже по снегу уйти вниз. Заместитель Димка с большей частью девочек уютно располагается на леднике внизу, терпеливо ожидая развязки. Развязка наступает не скоро. Пока участники весело скакали по перилам, рук-ль, оставшийся без буров и репа, лихорадочно соображал, как же веревки-то снимать будем. В результате снимали с нижней страховкой. Причем тяжело объяснить человеку на 40 м ниже тебя, ни разу этим не занимавшимся, как правильно это сделать. Интерес начинают вызывать камни разных размеров, с веселым свистом пролетающие немного в стороне, особенно когда один из них , с голову размером, благополучно бьет в «телевизор» метрах в 10 выше, разлетается на пару крупных кусков. Причем один летит в руководителя, второй в нашего московского друга ,еле увернувшегося от него. Да, меткость местных скал заставила опасаться. Причем приходится смотреть не только вниз, но и вверх. Дойдя до второй веревки, рук-ль с радостью заталкивает вытаявший ледобур назад. Прижимает кошкой. На нем три человека висит. Ай, хорошо. Пока крутит второй, радуется, что никто не поехал. Перестегнул перила. Кричит вниз, чтобы буры проверили. И тут всерьез заставляет порадоваться оптимист Дэс. Проверил бур, потянув на себя. Ну, вытащил его изо льда. Сторона солнечная, ручьи текут. Камни свистят. Благодать. Этот весельчак от неожиданности оступается. Пытается встать на ноги, и конечно же, у него слетает кошка. Дэс с радостными воплями перекатывается через рюкзак сначала в одну сторону, потом в другую. Причем вызывает сомнение целесообразность этих нелепых телодвижений. Следуют попытки крикнуть, чтобы на осыпь вышел, до нее метров 8-10. Пробует. С веселыми матами бороздит обратно. Нижние перила шли почти в натяг. Пытался сначала спокойно, потом громко, затем грязно вразумить человека. Но глас руководителя остался не услышанным. Рук-лю остается успокоиться, что произошло совсем не сразу, и ждать. Дэс, судорожно подергавшись на склоне, выдав пару десятков нелицеприятных фраз, затихает. Следует совет завернуть бур обратно, что он и делает с третьей попытки. С радостью принимает предложение отстегнуть верхние перила с нижней точки и уйти маятником на осыпь. Получается. На перестежку спускается московский друг Илья, откуда он и принимает, не встегнув веревку в карабин. Нервы начинают сдавать. Их хватает ровно на последнюю веревку, после чего , забрав одну веревку из вытаявшего ледобура, рук-ль уходит вниз, оставив за скальником двух парней, маркирующих веревки, и почти счастливых москвичей. Димка, терпеливо подождав 2 часа, промочив ноги и рюкзаки на мокром раскисшем снегу, увел девчонок на морену, до которой было минут 30 по пологому ледничку. Погода в этот чудесный денек оказалась так же изменчива, как сердце красавицы. Несколько раз набегала черная-черная тучка, поливая холодным дождиком и молотя по голове и плечам ледяной крупой, то радостно светило солнышко, заставляя расстегивать курточку, которая условно является мембранной. А потом пошел мелкий нудный дождь, абсолютно не способствовавший восстановлению душевного равновесия. Немного порадовали ребята из Барнаула, стоявшие на морене, изредка поглядывающие на нас в глазок видеокамеры. Встали мы рядом  с ними, долго и упорно ровняя место под палатки.

4 день. Через ходочку набрели на заросли черной смородины, росшей вдоль первого на пути ручейка. Там мы составили здоровую конкуренцию пищухам, таскающим себе на зиму сено. Смородина в округе кончилась быстро. Быстрее, чем подошли последние участники. Еще через перегон встали на обед возле небольшого озерка, где был открыт читальный сезон. Друзья подложили несколько замечательных книжечек с детскими сказками, одну из них и прочитали, пока готовился обед. Москвичи неожиданно удивили черным хлебом, который таскали для разнообразия. Разнообразие у них быстро кончилось. К Шавлинскому озеру спустились, выскочив прямо на чей-то бивак. Долго пришлось ждать участников, чтобы не разбежались в разные стороны. А как шли на Верхнее Шавлинское озеро – песня. Печальная, правда. Пока народ, поднапрягший свои ножки на спуске к озеру, расправлял натруженные конечности, погода портилась. Она, собственно, не блистала в этот день. А тут опять пошел дождик. И, как всегда, послышались удивленные возгласы. Пришлось срочно собирать ноги в руки, и топать наверх. На тропе вдоль реки, что из озера в озеро перетекает (как в детской задачке: из одного выливается, в другой вливается), встретили группу с собакой и ребятишками. Первой увидели собаку. Молчаливое привидение лихо перемахнуло мокрые кусты и подбежало сбоку. Так и напугаться можно. Судя по всему, зверюга была не голодной, т.к. есть никого не стала. А потом показались и хозяева. Рядом с тропинкой под хорошим кедром. Несколько человек с знакомыми лицами. Выяснили- опять Берендеи, только более старшее поколение. Среди них было пара очаровательных сестренок( может быть, даже близняшек), одна из которых выдала со вздохом: «А мы в этот раз так ни одного перевала и не покорили» Ух ты лапонька, мы в твое время тоже ни одного перевала не покорили. Немного собравшись перед перемычкой, решили не ходить на другую сторону, где идут все нормальные люди. Пошли по крупнообломочной осыпи. Должен сказать, хождение по ней требует недюжей сноровки и здоровья. Тем более под дождем. В общем, где люди ходят 20 мин, мы шли почти 2 часа. Несколько раз пришлось возвращаться за заблудившимися в этом каменном лабиринте участниками. К сумеркам добрались до стоянок выше озера, где и встали на ночь, робко пытаясь просушиться у костерка из сырых дров. Уже по темну появились наши друзья- москвичи. Они пошли как умные люди, по хорошей тропе. Пришли, правда, на часок попозже нас, по пути форсировав несколько рукавов речки, насмерть промочив свои итальянские непромокаемые ботинки.

5 день. Зато какое было утро- просто прелесть. Под звук падающих капель с высоких лиственниц выглянуло солнышко. Робко так, осторожно раздвинув края тучек. Лохмотья тумана несколько подались в разные стороны, не желая подниматься вверх. Слегка приоткрылись вершины: Мечта, Красавица и Сказка. Именно слегка. А как засиял лес кругом! Все иголки с повисшими на них капельками воды засверкали. Травка, еще не вытоптанная поклонниками гор, и та как-то засветилась малюсенькими капельками. Паутинка так вообще была вне конкуренции с радугой на тонких ниточках. (Мокрый паук не радовался). Откуда-то даже птички взялись. И среди этой красоты хмуро стояли две дивчины под навесом около дымящего костра, размазывая слезы и сопли от едкого дыма. Робкие увещевания руководителя, что красота кругом, что не стоит плакать по безвременно ушедшему дыму, будет новый, ни к чему не привели. Радости на лицах не прибавилось. Девчоночки, полночи проплавав в луже вместе со спальником, пошли разводить костер, около которого и встречали поздний мокрый рассвет. Почти в обед , дождавшись пробуждения москвичей (мудрено вообще, спать, когда рядом орет толпа собирающихся сибирячек) и трогательно попрощавшись, тронулись вверх по тропе. Ждали нас подходы к перевалу с романтичным названием Абыл-Оюк (он же А-Был- Каюк, он же Кабыл-На-Юг). Подходы закончились быстро, возле небольших озер в 200 метрах от ледника. А т.к. солнце все-таки вышло, и даже неплохо грело, народ сразу пошел осматривать озеро на пригодность для купания. Осмотр дал положительные результаты. Двое смельчаков, быстро нацепив купальные плавочки (я про парней говорю), устроили скоростной заплыв до противоположного берега. Дэс, сидя на коврике в пуховой жилетке(потому что холодно) и в шортах(чтобы жарко не было), взял на себя роль спортивного комментатора. Озеро всего метров 20 в диаметре, поэтому состязание закончилось довольно быстро. Девчоночки скромно удалились к другому озеру, которое с бивака видно не было.

6 день. Подъем на перевал не заслуживает особого внимания, поэтому описания опускаются. Можно сказать, что группе опять сопутствовала «удача». Сначала висел туман, очень быстро превратившийся в дождь. На перевале даже сфотографировались, запечатлев на лицах хмурые улыбки. Спуск начинался как обычно. Руководитель, прошедший этот перевал 10 дней назад ( правда, в обратную сторону), в успехе не сомневался. Несколько точили сомнения, но как-то ненавязчиво. Спускались тремя связками, причем одна сразу потерялась в тумане, а со второй шли параллельно, благо склон позволял. Чувствуя себя прекрасно в пластиковых ботинках на снегу (правда, в кошках, которые постоянно приходилось обколачивать), сей субъект шел первым в связке, эпизодически останавливаясь после подергивания веревочки. Спуск проходил вполне успешно, ступени топтались в слегка подкисшем снегу, туман висел, не давая пугаться высоте, а третья связка перекликалась и бренчала где-то выше, вне пределов видимости. Идиллия просто. Внезапно все изменилось. Чуткий слух полузаснувшего на ходу ведущего  уловил что-то новое. Обернувшемуся рук-лю открылась чудесная картина: из тумана, плотно спрессовавшись, сидя на пятых точках, выезжал паровозик из трех прекрасных созданий, радостно поглядывавших сверху. Ехала связка. Что самое печальное, ехала связка руководителя. Молча. Не пытаясь не только зарубиться, но и что-то пискнуть. Малость обалдев от такого зрелища, командир успел выдать набор фраз, до физического контакта с участницами, дружно вспомнившими детство и новогодние горки. Смысл сводился к тому, что неплохо бы подавать команды, да и вообще, принципам самозадержания вроде как обучались все. Пора, мол, на практике применять. Самым нецензурным оказался первый вопрос: «Куда, мать вашу?» Судя по всему, участницы решили устроить бойкот, т.к. молчали до самого низа, всячески игнорируя бестолковые действия ведущего. А руководитель, дождавшись доехавших участниц, цепко ухватил нижнюю за ботинок, стараясь остановить паровозик. Но сцепка оказалась не особо прочной, и вагончики шустро разъехались на дистанцию 15 метров, набирая скорость. Несчастная девочка, вися вниз головой в лапах рук-ля, ждала избавления от его ставшего мрачным общества, кое и пришло через несколько секунд. Раскинув руки, судорожно сжав в одной ледоруб (кстати, привязанный самостраховкой ), на второй скрутив комбинацию из трех пальцев для рук-ля (на ка -вылови), запрокинув голову в съехавшей касочке, всем своим видом изобразила вопрос: «Почему люди не летают как птицы…» Да, Алтай- это вам не Гималаи, а Абыл-Оюк – не К2. И на одном ледорубе (даже ледорубе руководителя) троих удержать не получилось. Попытки присоединить еще и кошки на ногах результата не дали, хотя, вопреки «Школе альпинизма», вниз головой не перевернуло (Снег-с). Участницы, шустро вращаясь вокруг продольной и поперечной осей, разгоняли связку. Через 10 секунд со старта перестала быть вида вторая связка, замершая с широко распахнутыми глазами. Зато снизу замаячила осыпь, косо пересекшая чудо-горку. Да, роль уловителя поездов она не сыграла. Скорее, сыграла роль трамплина, т.к. народ, лихо подлетая и переворачиваясь в воздухе, мягко падал в раскисший снег на ее другой стороне.
      Первым вскочил руководитель, приехавший последним. С размаху воткнув в снег ледоруб, который тут же вывалился, в сердцах обозвал участниц калеками. И тут же, по мягкости сердечной, пошел помогать барахтавшимся под рюкзаками девчонкам. Вопрос был один: «Все живы?» Здоровьем уже и не пахло. На всякий случай, отойдя метров на 200 (наверху еще 2 связки), присели перевести дух. Потом отошли еще на километр, т.к. на снегу было мокро. Ливший сверху дождь сухости не добавлял. В разрыве тумана проступил склон с двумя связками, намертво прикипевшими к его беловатой поверхности. Ну, какие-то силы заставили их спуститься по склону. Через часок все собрались вместе. Зелень, слабо проступавшая внизу в пелене дождя, непреодолимо манила. Пришлось внять зову и двинуть вниз, оторвав свои продрогшие тельца от рюкзаков-лавок, превратив их в спиногрызов. Долго ли, коротко ли, но тропа по правую сторону реки закончилась. Надо бы и перейти. Но дело к вечеру, а дождик на уровень воды влияет только в сторону увеличения. Пришлось идти до озера, где и перешли, уподобясь 12-ти апостолам. То есть по воде, аки по суху, ну или по колено. Переход озера почему-то вызвал необычайное оживление у постояльцев с противоположного берега, живо полезших прятаться в палатку...
      Успокоение обрела группа в этот день, только дойдя до разлапистого кедра, под которым и поставили одну палаточку. А вторую, как обычно, на поляне, предварительно выкосив оттуда полведра шампиньонов, пошедших на ужин. Участники робко попросили утром поспать подольше, на что суровый дядя ответил: «Поспать? Ну-ну».

7 день. Накануне сильнее всех пострадавший рук-ль (первый раз он пострадал на этом же перевале в 96-м году, слетев с него в другую сторону) проснулся первым. Вылез, походил, посмотрел на сырую траву, на разбегающиеся под солнцем тучки. После этого поднял народ, выпнул из палатки заместителя (он же и примусником был), а сам занял его еще не остывшее место. Участники, проспавшие свое время подъема на 2 часа, недоуменно и тихо слонялись по поляне, не видя ни рук-ля, ни завхоза, которого тот не выпустил из спальника. Светские беседы велись вплоть до появления парламентера от команды, который сначала робко засунул свои мокрые ноги в спальник, а потом влез туда сам. Переговоры закончились минут через 20, мирным путем. После сообщения, что жор давно готов. Все вышли на солнышко.
      А у Маринки был день рождения. В подарок ей вручили систему (вторую) и гирлянду шариков, которые и скрипели на всех кустах и ветках, так и не бабахнув.
      На берегу Карагема, куда вышли, надеясь переправиться, подверглись нападению зайца. Он кинулся из кустов с топотом и пробуксовкой по галечной отмели. Как видно, смекнул вовремя, что он не бизон, и стоптать такую толпу просто не в состоянии. Одумался, и умчался обратно в тугаи, сверкая серыми лапами и коротким хвостиком. Часть девчонок остались в недоумении: «Что это было?» Так и не стоптал никого заяц-топтун. Переправились на слиянии без особых проблем. Потом долго бродили многочисленные речушки и ручейки, пытаясь найти теплый, обещанный А.Г.Сипайловым. Так уж хотелось погреть замерзшие ноги. А вечером, натянув большой тент над биваком, отмечали день рождения Маринки. Опять лил дождь. Местами с тента стекало прямо на дрова и за шиворот. Девчонки сделали почти настоящий тортик из заготовок, привезенных из далекого Томска.

8 день. Утро порадовало свежесьтю, туманом и солнцем. Четверо поиграли в крокодилов, омыв свои тельца водами Иолдо. Возле берега мелко, а дальше большое течение, поэтому приходилось плюхаться на животе. Добрый Дима пытался подорвать бивак вместе с руководителем. Промокшие дрова лень разводить по нормальному, как люди. Сложив поленницу, щедро полил бензином. Начал искать спички. Коробка оказалась отсыревшей. Пока нашел вторую, не совсем мокрую, пока чиркал, пары бензина растекалась, заполняя бивачное пространство. В воздухе ни движения. Потому брошенная спичка сыграла роль ракеты. Миниатюрный объемный взрыв добротно колыхнул воздух, заставив затрещать сучья, к которым был привязан тент. Рук-ль, задумчиво стоящий в шортах рядом, не успел выйти из зоны поражения. За какую-то долю секунды выскочил из очага. Сильно пахло паленой шерстью. Да, методы эпиляции страшны, надо сказать. Обшелушив закучерявившиеся обгоревшие волосы на ногах, пошел отмывать сажу. Покинув гостеприимную Карагемовскую поляну, группа двинулась по дороге. Мы не «66-е», поэтому два раза приходится залазить на осыпи, т.к. тропа переходит с берега на берег. В этот день порадовал одуванчик метровой высоты, попавшийся на дороге.

9 день. Подходы к Джело не заняли много времени. Посмотрев сверху на лошадей и на разбегающихся овец, пошли к речке. Переправа чуть было не стоила нам Дэса, совсем уж вознамерившегося плыть до Иолдо. Спасла его напарница, поймав за руку. Немного не дойдя до переправы, занялись раскопками золотого корня. Очень увлекательный процесс. Народ, побросав рюкзаки, разбрелся по речной долине, время от времени колупая ледорубом. Собрались только с третьей попытки руководителя.

10 день. Финишный. На подходе к Куполу силы оставили руководителя. Брякнувшись рядом с тропинкой на рюкзак, он меланхолично доедал запасы из кармана, когда подошли участники. Cобралось человек пять. Недоуменно встали рядом. Причем молча. Грустно посмотрев на ожидавших чего-то людей, отправил их дальше по тропе, вполне видимой в пелене тумана. Минут через 10, придя в себя, добрел до народа. Да, «Energizer» тоже садится. Немного не дотянул. Пришлось переходить на стимуляторы. Девчонки заботливо скормили 2 брикета гематогена. Состояние улучшилось, но настроение кончилось. Обидно Что самое печальное, видимость – метров 30. Тут еще этот извечный дождик. Всей-то радости, что сейчас вниз. Рядом с домиком посидели часок, и тут появилась Ак-Тру. Сначала появилась вершина, потом облака расползлись немного, открылась половина Большого Ак-Тру, а когда мы спустились, вовсю сияло солнце, трава высохла. От туч и след простыл. Вечером еще у костерка посидели. А утром тронулись вниз. На перекладных машинах добрались до Томска ровно за сутки прямо от альплагеря. Удачно. Вот так и закончилось одно из летних похождений